Из рыжего в натуральный — как я провела в парикмахерском кресле 16 часов | Парфюмистика

Из рыжего в натуральный — как я провела в парикмахерском кресле 16 часов

Первый раз в рыжий цвет меня покрасила мама. Хной. В 7 лет. Под предлогом укрепления волос. На самом деле мама стеснялась вести в школу «такого серенького ребенка». Красила меня мама лет до 15, в 15 я стала краситься сама. Честно говоря, я даже не знала о том, какой у меня натуральный цвет. Импринтинг в действии — я считала себя рыжей, все считали меня рыжей, вот только рыжей я не была, но отлично это скрывала. Ради маскировки красила в рыжий не только волосы, но и брови, и даже волосы в области бикини. Помню, как удивилась, когда родила рыжего ребенка:). К моменту его рождения мой «хняный» стаж составлял уже 23 года. «Впиталось в ДНК» — подумала я.

Вскоре у меня начались серьезные проблемы (не с волосами, нет), так что было не до окрашиваний. Хна стала вымываться, корни отрастали, и через какое-то время я впервые увидела свой натуральный цвет. Оказалось, что у корней у меня «девятка», которая легко выгорает аж до «одиннадцати». В общем-то блондинкой мне было не плохо. Но такой я человек — все быстро надоедает.

И вот я решила снова стать рыжей. Правда вместо хны стала использовать оттеночную пенку Igora в оттенке 76-5. Ибо на пенке было написано, что смывается она за 6-8 раз. За пару лет я извела просто вагон этой пенки, и вот недавно мне снова надоел этот цвет. Я помыла голову. Еще помыла. И еще. Пенка не смывалась.

И вот тут начинается самое интересное. Я обратилась к своей лучшей подруге — гениальному парикмахеру и колористу. Подруга сказала — «сделаем!».

Начали мы с того, что попробовали смыть пенку при помощи порошка аскорбиновой кислоты и шампуня глубокой очистки. Мёртвому припарки.

Было принято решение — снимать краску пудрой и 2-х процентным оксидом (все ж таки волосы очень хотелось сберечь).

Начали мы вчера в 12 дня, закончили сегодня в 6 утра. Но результат того стоил.

Самый тяжелый этап — вымывание краски. Он занял около 9 (!) часов непрерывной работы. Подруга (её зовут Яна) разделила мою голову на 7 зон и тучу тончайших прядей. Каждая прядь промазывалась осветляющей смесью и прокладывалась фольгой. Переодически Яна проверяла распределение краски и промазывала пряди по второму разу. В какие-то моменты она снимала лишнюю смесь при помощи рук и полотенца, но не смывала водой. Потом смывала и делала какие-то маски. Потом по кругу.

Честно, я не знаю алгоритма этой процедуры, более того — не смогла отследить детали. Помню только тот момент, когда мы наконец сняли всю фольгу. Стало так легко (фольга очень тяжелая) и страшно одновременно. Потому что в зеркало на меня смотрела продавщица из сельпо середины 80-х. Серые корни, желтая длина.

Кстати про корни. Корни мы «убирали» вторым этапом (тоже пудрой), чтобы не пережечь кожу.

В отличие от окрашенных волос корни осветлились очень быстро — минут за двадцать.

На этом с пудрой было покончено (всего мы потратили 500 грамм пудры и литр оксида, в целом — полтора килограмма (!) смеси).

После того, как смыли корни, Яна помыла мне голову, намазала (и смыла) бальзам, затем нанесла маску и прямо по маске сделала мне стрижку (для экономии времени).

После стрижки мы по-быстрому попили чайку и снова отправились в забой.

Следующий этап — тонировка. Нужно было замаскировать вот эти самые уже желтые остатки пенки и сделать цвет волос естественным, то есть переходящим от девятого до одиннадцатого тона. В ход пошли вот такие оттенки.

Три «девятки» для корней и три «одиннадцатых» — для длины.

Тонировались мы еще часа полтора.

Потом смыли — я была в восторге, но Яна сказала, что нет предела совершенству, и пошла снова что-то мутить на своей ведьмачье-парикмахерской кухни.

Пузырьки выглядели так, оттенки Яна взяла самые разные (Clear, /67, /7, /5).

Еще час — и Яна сказала, что теперь всё «терпимо». Смыли, поухаживали, посушились, достригли уже на чистые волосы. И вот, что получилось.

Собственно, на этом пора заканчивать, потому что больше деталей о процессе я не воспроизведу (очень спать хочется).

Главное, что теперь мне не придется раз в две недели подкрашивать корни. Максимум — иногда использовать тонирующую маску, и то, лишь до того момента, когда пострадавшие от пенки волосы окончательно срастут.

Остается добавить, что после всей этой шестнадцатичасовой экзекуции волосы остались плотными и мягкими. Спасибо, моя дорогая подружка!

Записаться к Яне можно по телефону +79857912111 или через ФБ.

Пока нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.