L'Heure bleue Guerlain — мечты о синей птице | Парфюмистика

L’Heure bleue Guerlain — мечты о синей птице

Heure-Bleue-Guerlain-100-anni

L’Heure bleue — это меланхоличный и одновременно будоражущий воображение парфюм.

Жак Герлен, создавший его в далёком 1912 году, писал:

«Солнце зашло за горизонт, а ночь еще не началась. Застывает время. В глубоком синем небе появляются первые звезды… Сильнее проявляются щемящее чувство любви, благодарной дружбы, бесконечная нежность..Человек становится единым целым с окружающим на время бесконечнoй сeкунды вдохa аромата».

Звездчатый анис, кориандр, нероли, бергамот, лимон, гвоздика, орхидея, жасмин, гелиотроп, иланг-иланг, роза, ирис, сандаловое дерево, мускус, бензоин, ваниль, ветивер — необычное сочетание освежающих, даже холодящих нот с нотами тёплыми и томными.

Восток пришёл в гости к Западу. Солнце встретилось с Луной. Добро со Злом.

L’Heure bleue — это сумерки, время, когда день переходит в ночь, жар в стужу, тени в тьму, и скрытое становится явным.

Я думаю, что автора «Сумерек» (а именно так переводится на русский язык название L’Heure bleue, хотя мне больше нравится дословный перевод — «Синий час») вдохновила на его создание не женщина, не природа и даже не музыка, как это часто бывает. Я думаю, это была пьеса Метерлинка «Синяя птица». А точнее спектакль, который в 1908 году поставил на сцене МХАТа Станиславский.
Помните? Канун Рождества. Дети бедного дровосека — Тильтиль и Митиль разговаривают в своих кроватках. Они спрыгивают с постелей и подбегают к замерзшему слюдяному оконцу. За ним мерцают разноцветные огоньки, двигаются танцующие тени, звучит весёлая музыка — началась ёлка у детей богатых родителей.

Вдруг слышится стук в дверь и в тёмной комнате появляется странная старуха. Она горбата, хрома, одноглаза. Это Фея Берилюна. Она велит детям отправляться на поиски Синей Птицы, потому что только та может спасти её больную внучку.
Тильтиль и Митиль боятся идти вдвоем.

«Надо быть смелым, чтобы видеть скрытое», — говорит Берилюна, и дает Тильтилю зеленую шапочку с алмазом, повернув который, человек может увидеть «душу вещей».

Как только Тильтиль надевает шапочку и поворачивает алмаз, всё окружающее чудесно преображается: старая колдунья превращается в сказочную принцессу, бедная обстановка хижины оживает. Из крана начинает бить сверкающим фонтаном вода, а из её потоков появляется девушка с распущенными волосами, в струящихся одеждах. Это Душа Воды.

Пламя упавшей лампы мгновенно превращается в светозарную девушку несравненной красоты под сверкающим прозрачным покрывалом. Это Душа Света.

Хлеб вырезает огромным кривым ножом ломоть из своего брюха, чтобы накормить детей, Сахар с треском ломает свои карамельные пальцы, капризное Молоко кажется вот-вот скиснет, потому что его очень огорчают вечно вздорящие между собой Пес и Кот.
«Мы длинной вереницей, пойдем за синей птицей, пойдем за синей птицей, пойдем синей птицей…» — вкрадчиво, таинственно, то усиливаясь, то опадая, звучит завораживающий мотив, и странная компания отправляется в далёкий и опасный путь, пролегающий в потустороннем мире, где живут таинственные божества, силы природы, души умерших и еще не рожденных людей.
Во дворце Ночи Тильтиль открывает дверь, за которой та хранит лишние Звезды, свои любимые Ароматы, Блуждающие Огни, Светляков, Росу и Соловьиное Пение.

Блуждая на кладбище в полночь Тильтиль со страхом поворачивает алмаз, могилы разверзаются, и из них появляются целые снопы призрачных, волшебно прекрасных белых благоухающих цветов. «Где же мертвые? .. — Мертвых нет…» — шепчут друг другу Тильтиль и Митиль.

Пройдя через трудности и испытания, герои возвращаются домой с пойманной Синей Птицей. Та, воспользовавшись моментом, улетает, но теперь дети точно знают — Счастье возможно!

И также как разворачивается сюжет «Синей птицы», раскрывается и L’Heure bleue — от верхних нот, ассоциирующихся с Духом Рождества, праздником и предвкушением приключений, которые, видимо, в купе дают пряности (звездчатый анис, кориандр) и солнечные цитрусы (нероли, бергамот и лимон), аромат приходит к своей торжественной середине (гвоздика, орхидея, жасмин, гелиотроп, иланг-иланг и роза), а затем к немного печальной, но светлой, теплой и, обнадеживающей что-ли, базе (ирис, ветивер, сандаловое дерево, мускус, бензоин и ваниль).

Хочу отметить, что, благодаря парфюмерному коллекционеру Галине Анни, мне довелось попробовать винтажный (точнее, очень винтажный, один из первых выпусков) «Синий час». Это что-то потрясающее! Но и современный вариант тоже весьма неплох.

Пока нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.