Far Away Avon — история любви

В следующем году культовому, чего уж там, аромату Far Away Avon исполнится двадцать пять лет. Четверть века стабильных продаж, миллионы поклонников по всему миру, сотни комментариев на Фрагрантике и моя персональная история любви, которая началась, как это часто бывает, с ненависти.

Шёл 1994 год, я училась в 7 классе, в школьном рюкзаке уже самозародилась моя первая косметичка, а уравнения в голове постепенно вытеснялись еще смутными, но уже вполне себе маскулинными образами.

Само собой, вскоре потребовались и духи, которые я тогда таскала у мамы. Мама в ту пору работала на телеке и пользовалась исключительно «Эллипсом». Кроме «Эллипса» в её шкафу стояла целая батарея других ароматов, среди которых были «Пуазон», «Циннабар», «Ноктюрн де Карон» и «Бал в Версале», но мама бросала в их сторону «слишком бабские», и убегала на работу в кристально-чистом шипровом облаке.

Благодаря этому к тринадцати годам я отрастила парфюмерный снобизм такой толщины, что любые ароматы с намёком на восточные ноты казались мне ужасно плебейскими, недостойными наследницы советской кухонной интеллигенции.

И вот однажды я пришла на день рождения к своей заклятой подружке, которой, сразу после торта со свечками, папа торжественно преподнёс флакончик Far Away Avon.

«Слишком бабский» — бросила я, мотнув волосами.

«Ты ничего не понимаешь» — ответила подружка.

Кажется, на этом наша дружба сошла на «нет». Согласитесь, трудно дружить с девочкой, которая от зависти (мой папа на день рождения приносил в основном спирт «Рояль» и скандалы) говорит такие вещи.

Прошло десять лет. Я по-прежнему пренебрежительно взлетала плечами, унюхав в толпе этот восточно-цветочный букет, и литрами лила на себя ароматы в стиле CK One Calvin Klein.

Иногда, когда мне в руки попадался очередной эйвоновский каталог, я терла страницу, на которой был нарисован пузатый флакончик Far Away, и украдкой нюхала пальцы.

Ненавидеть Far Away было проще, чем признать мамину неправоту и фактическое отсутствие отца в нашей жизни.

Годы шли, история с днём рождения растворилась в суете новых впечатлений, в ход пошла самая разная парфюмерия, в том числе «отказники» с маминой полки.

«Бабские» ароматы теперь проходили под грифом «сложные», а моё пренебрежение отныне касалось всех ароматов из категории масс-маркет. Понятное дело — у Far Away по-прежнему не было никаких шансов.

Со временем я разобралась в том, что красота аромата совсем необязательно зависит от цены, и стала выбирать их так, как всем советует Алексей Дубинский — носом.

Батарея моих флакончиков сначала разрослась, подобно беляевскому «вечному хлебу», а затем была укрощена и осмыслена.

Однако, несмотря на то, что за десять лет мне удалось собрать практически все значимые для меня ароматы, я чувствовала, что в коллекции зияет глубокая дыра.

Мне не хватало Far Away.

Как только недостающий пазл был опознан, я тут же купила винтажный и современный вариант Far Away.

Удивительно, но они оказались практически неотличимы. Что и говорить — Avon это как Макдональдс — в какой бы точке времени и пространства ты не находился, гамбургер всегда будет гамбургером. Никаких переформулировок, которые могли бы повлиять на восприятие.

Аромат Far Away остался точно таким, каким был в моём детстве. Восточным, но совсем не пряным, гурманским, но отнюдь не десертным, насыщенным, но, на удивление, прозрачным.

Рассыпчатая пудра и масло для загара, кокосовая стружка и персиковая кожура, прозрачная роса на лепестках роз и золотистая пыльца в цветках чубушника, ваниль, настоянная на молоке, и сухие, разогретые южным солнцем сандаловые щепки.

Far Away, стелящийся по коже, словно дым над водой, по-прежнему прекрасен в своей безыскусной простоте, которая осталась с ним, несмотря на почтенный возраст. А детство, моё детство, теперь снова со мной.

Пока нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.